Запойное чтиво

bezbazarov :: Кулёмин часть три (импорт)

2009-11-20 00:00:53

... За окном заорали стрижи, и депрессуха стала отпускать томящегося Кулёмина.
-- Гоша..., -- слабым от притворства голосом позвал друга Кулёмин, -- Где ты, друг?
-- С новым утром, -- ответил откуда-то из пространства осторожный в оценках явлений Гоша,
-- Я смотрю на мир из окна...
-- И что ты видишь?
-- За ночь он не стал лучше... но и что хуже стал -- не факт...
-- Гоша, а вот я не спал с рассвета, мучимый вопросом -- в чём смысл нашего существования? Есть ли он? Познаваем ли?
-- Я не хочу отвечать на интимные вопросы. Видишь ли, генетики очень преувеличивают значение и мощь генетической памяти... Но я могу сказать, что есть у меня смутные, но отчётливые воспоминания о том, что когда-то меня звали Эриком Рыжебородым. Как-то с большого бодуна я поплыл на своём драккаре за бургундским на опохмел, с того же бодуна заблудился и открыл Винланд, впоследствии названный Северной Америкой.... А ещё, будучи Барбароссой...
-- Друг мой, это было так давно...
-- Но было! И эти мои воплощения вели меня неустанно и неотвратимо к совершенному воплощению, после которого я, возможно и познаю, и постигну.... Вот он я нынешний -- красивый, стремительный, умный, друг самого Кулёмина! А не Чубайс какой-нибудь... Всё это даёт надежду...
-- Значит, мне предстоит ещё долгий путь.... И быть может....Познал - и нахуй? Типа шестой разряд и пенсия хрен знает где? И тогда что ж - пездец?
-- Увы, друг мой... И не советую ломать голову -- ты плохой аналитик, но великий эмпат и гениальный интуитевист, ты можешь не познать, а догадаться! И спутаешь Им все карты -- они сочтут твою роль сыгранной и... Ты понимаешь?
-- Конечно, друг мой, ты прав... А давай-ка мы попьём чайку!
-- А вот это по-ленински!
... И они пили чай с сушками и слушали радиостанцию "Маяк"... Так прошёл день 13, пятница....

***


... С утра хорошо шёл текст, талантливо. Кулёмин сам это чувствовал, и это ещё больше подстёгивало, позывало к творчеству.
На кронштейне лампы сидел Гоша, наблюдая за Кулёминым и неторопливо, даже рассеянно поедал лакомый кусочек "Раптора"... Так творилась история.
... Наконец Кулёмин со вздохом душевного удовлетворения и избыточности откинулся на скрипнувшем стуле и сказал:
-- А вот на сегодня, пожалуй, всё! Не может гениальное происходить в этом мире столь спонтанно и в таких количествах! Хрупкая и нежная плева Мирозданья может не выдержать могучего напора моего креатива, а кто знает -- какие чудовища рождаются от соития столь непохожих по интеллекту субстанций? При диффузии моего могучего в ... впрочем, я вот о чём хотел спросить тебя, друг мой... Эта мысль пришла ко мне нежданно-негаданно, вряд ли кто со времени зарождения мысли на планете задавал его, поэтому -- соберись, мобилизуйся и ответь быстро, ибо только первое ошшущение бывает верным... Готов?
Гоша неторопливо глотнул, стряхнул с усиков крошки и, видимо считая этот шаг одним из мобилизационных, привольно раскинулся на винте кронштейна :
--- Готов!
--- Итак, тобою выловлена волшебная золотая рыбка, готовая выполнить три любых твоих желаний, вплоть до нарушающих в корне как физические законы, так и моральные, но тем самым и делая аморальное -- вполне моральным, так как...
-- Да понял я, понял... Фигня, конечно, но я бы сразу захотел новый плинтус, ту рыжую из 68-ой квартиры под этот плинтус насовсем, и всё-всё в MP3, что есть на свете Боба Дилана, "Supermax" и "Jethro Tull".... а ещё...
-- Всё-всё, инаф... Только три... Да, друг мой, не густо с гуманизмом...
-- А при чём тут гуманизм? Во-первых -- я не гуманоид, не забудь на секунду, а во-вторых -- моя рыба по условиям, может, она не личные желания и выполнять не будет?
-- А ты пробовал?
-- Хрен ли пробовать, я и не ловил таких форелей, я вообще рыбу не люблю ! А такие рыбки -- хуже атомной бомбы в руках женщины!
-- Пусть... пусть...
-- А что бы ты сам попросил?
В комнате как-будто посветлело... Это Кулёмин поднял опущенную под гнётом мыслей голову и просветлённо взглянул в окно, в даль необозримую, даже дальше мусорки и здания бывшего райкома...
-- Я... я бы сказал -- соедини все три мои желания в одно, дабы стало оно ещё исполнимее, ещё более сильным и плодотворным, и пусть я стану хотя бы чуть-чуть лучше, добрее, снисходительнее к чужим недостаткам, хотя бы немного позитивнее. Не ради себя -- ради тех людей, которые окружают меня, ради всего человечества!
Голос Кулёмина креп с каждым словом, он гремел, как иерихонская труба, казалось -- ещё немного, и рухнут стены коммуналки, вспыхнет новыми красками новый день человечества, в котором все люди и тараканы обретут счастье, гармонию и Боба Дилана в MP3....
С восторгом и гордостью смотрел Гоша на своего друга, и в каждой фасетки его глаз отражался Кулёмин, талантливый, великодушный и гумманист.
... Потом они пили пиво и слушали "Supermax", правда -- в Wave...


(продолжение следует)