В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

Чёрный Человек. Олдскул-то олдскулом, но не смешно ни разу и ниапчом.

Француский самагонщик
2020-07-03 07:01:58

13.13. "КОТ". Вот это вот с хитровздрюченным названием в самый раз на митинг. Но митинг это не здесь.

Француский самагонщик
2020-03-23 17:42:25

Любопытный? >>




Собачья психология

2010-11-13 18:14:25

Автор: AbriCosinus
Рубрика: ПЕРВАЧ
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 1117
Комментов: 33
Оценка Эксперта: 40°
Оценка читателей: 42°
Все-таки станционные собаки – особое племя. Отдельное от бессмертной армии вездесущих дворняг, мотающих голодным брюхом, как победным стягом, в пургу и дождь, жару и холод. Приписанные к железнодорожной станции друзья человека не равны сородичам, бомжующим в тихих переулках, во дворах пустоглазых высоток и на заваленных мусором пустырях. Псы, определившие себе расположение вблизи непрерывного потока электричек и поездов и, одновременно - внутри притаптывающего, спешащего, живущего на дистанции «платформа-тамбур», люда - автоматически обретают некий статус. Этакий довольно высокий этаж в городской иерархии братьев наших. Не обязательно меньших.

Станционные. И тут же, как потерянная половинка, занимает свое место квалификация «смотрители». Станционные смотрители. Собаки при железной дороге важны, деловиты и расчетливы. Они ценят время и учитывают обстоятельства. Скажете, остальные короли помоек и гаражных рядов тоже сообразительны, опытны и наблюдательны? Спорить не буду. Но в нашем случае имеет место геометрически скудная территория, зажатая в узкой полосе вымощенной платформы – от невысокой ажурной ограды – до края, отвесно срывающегося к плоскости путей. Циклический, повторяющийся ритм встреч-расставаний поездов с пассажирами. А рядом – цыганского смысла лотки и блошиные развалы коробейников, раздраженные ожиданием пассажиры, нетрезвые завсегдатаи российских транспортных путей (хоть шоссе, хоть рельсы, хоть водная гладь – все равно пьют в гостях, а домой как-то надо добираться). И вот эта ограниченность жизненного пространства, неумолимый метроном расписания, и, наконец – густой фон человеческих страстей и страстишек, формируют специальную породу внутри неистребимого собачьего дворянства. Породу станционных собак, чутко и четко отражающих людское бытие в век напряга и хайтека.

Ухтомка. Морозное утро. 9-15. Самый разгар утренней атаки. Опаздывающие воюют на два фронта. С такими же соплеменниками, то бишь, опаздывающими - за место вблизи непредсказуемо тормозящих грязных дверей. И – собственно, с самим подвижным «Сим-Симом», обладающим типично бурой крышей, подслеповатыми окнами, ребристыми зелеными боками – электричкой. Атаки регулярны. Проигравшие ждут следующего сеанса.

Вдоль длинных заплеванных скамеек под гигантским прозрачно-зеленым козырьком, почтительно не встревая в пассажирские баталии, кротко трусит внимательный поджарый хозяин платформы. Мускулистый и собранный. Потертый ошейник, выправка и манеры выдают бывшего любимца почему-то бросивших его хозяев.

Платформа заботливо очищена от наледи и снежных пятен печальными бессловесными таджиками в ярких оранжевых жилетах. Очевидный контраст: чеканный плиточный узор платформы и неопрятно-дебелые снежные кучи по обеим длинным сторонам станционного тротуара: внизу, около рельс и – меряем шагами платформу поперек - за границей невысокого забора, отделяющего станцию-платформу от станции-поселка.

Настороженный рыжий хозяин станции-платформы бежит расслабленно, равнодушно, почти сонно, внутри вязкого, энергетически насыщенного пространства войны пассажиров ради места в переполненном вагоне. За металлическим выцветшим ограждением, слабо повторяющим расцветку изумрудно-ядовитых скамеек, на пышном сереющем ноздреватом сугробе – разлапистый коротконогий представитель конкурирующего дворянского рода. Густая шерсть и внимательные прицелы глубоко спрятанных глаз. Явный руководитель собачьей жизни на станции-поселке. Шерсть кудлатая, свалявшаяся, короче – шуба-тулуп. Окрас грязно-черно-бурый. Стойкое ощущение невозможных зимой, но органически необходимых репьев в холке и растрепанном хвосте.

Расстояние между двумя станционными боссами небольшое. Между псами невысокая ограда, выполненная в виде дугообразных столбиков, соединенных решетчатыми щитами. До плиточного основания платформы щиты не достают – оставлена узкая, в ладонь, щель, через которую смуглые таджики цвета фанты освобождают пассажирский плацдарм от снега. В результате станция-платформа чисто выбрита, отутюжена и высушена. Станция-поселок проста, завалена чумазым снегом и отходами, обывательски неаккуратна. Между обозначенными территориями, на всем протяжении – стойкий металлический погранпост.

Резко! Поджарый преобразует вялую рысь в молниеносный прыжок к огороженному краю платформы. Вектор движения вдоль путей без предупреждения и разрыва меняется на перпендикулярное направление. Все четыре лапы с лету намертво врастают в шершавые плиточные узоры. Голова заостряется, наподобие гарпуна, чуткие уши сливаются с темным загривком, продолжая линию черепа. Широкий оскал демонстрирует грозные клыки в ряду крепких зубов поменьше, которые красуются все до единого. Острый частокол пасти обнажен так сильно, что кажется, незримый хозяин дернул за некие крючки, глубоко пронзившие верхнюю губу Поджарого слева и справа.

Участник диалога с другой стороны синхронно рывком бросает лохматую морду в сторону оппонента. Очевидно, он ждал! Широкое тело разом вытягивается как снаряд, лапы от напряжения мелко дрожат, проломив толстую корку наста и уйдя глубоко в слежавшийся снег. Хвост бьет наотмашь - нервно, беспорядочно. Страшная пасть угрожающе распахнута. Шуба-тулуп встает дыбом, и мутная тяжелая шерсть напоминает косматый ореол, плотно охвативший прямоугольную спину и мощную шею. Блестящие носы Поджарого и Лохматого приближаются друг к другу под действием беспощадного невидимого магнита. Они почти соприкасаются.

Только узкая полоска между заборным щитом и поверхностью платформы остается доступной для ведения злобного разговора не на жизнь, а на смерть. Псы влекутся друг к другу в диком неотвратимом притяжении, исполняя странный танец замерших статуй. Глухо рычат. Аккордно, глубинно лают, словно ошалелый органист, беснуясь, рвет нижние октавы в ритме стокатто. Ни одной нотки визга. Только несгибаемая музыка ненависти и неминуемой победы. Глаза, как мощное оружие, работают в гневном бешенстве – на порождение непреодолимого страха и на полное поражение цели. Лохматый и Поджарый. Изящный и Разлапистый. Рыжий и Бурый. Два брата. Два царя. Два врага. Они симметричны и равновелики. Еще немного – и антиподы встретятся. Через мгновение ярость материализуется как вспышка и взрыв. И они исчезнут. Распадутся. Аннигилируют. Потому что столько чудовищной ненависти в одной точке, на конкретно существующей в Подмосковье платформе Ухтомская, пространство не вынесет. Они сожрут друг друга, взаимно уничтожат, пропадут, растворятся в агрессии…

Прошло две минуты. Остались считанные сантиметры. Пар, исходящий из пастей недругов, стал общим белесым дымом, словно зловещий атрибут предстоящей трагедии, указывающий на место неизбежного пепелища, где успокоятся оба, но никто не победит. Ускорение событий достигает максимума. Ни один не отступает. Граница платформы – узкая лазейка между забором и плиточной кладкой – внезапно становится равнодушным судьей, не допускающим псов до прямого контакта. Поняв это, противники еще несколько минут бесстрашно атакуют друг друга, налетая на неприступную преграду. До хрипа, до клочьев, до скрежета тратят глотку, шерсть, когти. В силу очевидной невозможности вцепиться в загривок оппоненту, наконец, оба затихают, постепенно снижая накал. Неохотно расходятся в разные стороны от забора-барьера. Еще некоторое время угрюмо ворчат, насыщая перрон угрозами и оскорблениями, и – расстаются. Поджарый флегматично убегает, перебирая длинными лапами, презрительно игнорируя Лохматого, оставшегося позади. Лохматый возвращается в образ спокойного коренастого сельского простака. Но ни на секунду не упускает из виду ненавистного собрата, удаляющегося вдоль заграничного владения.

Приходит время – и Поджарый, тщательно обнюхав и пометив свое платформенное государство, вновь приближается к месту битвы. Равнодушно минует полигон недавней дуэли, не замечая прицельный контроль Лохматого, плотно наблюдающего за конкурентом через решетку пограничного забора. Поджарый спокойно, в прежнем темпе, достигает лестницы, ведущей со станции-платформы на просторы станции-поселка, и… спускается на запретную землю. Поджарый лениво входит на территорию чужака… Сейчас будет кровь и смерть. Ждем…

Поджарый легко трусит по асфальтовой тропинке по направлению к кассам – изящному дому-башенке с прозрачным куполом и двумя окнами билетных продаж. Всем своим видом нарушитель показывает: это продолжение платформы, это путь к билетным кассам, с которых начинается все станционное действо. Я нахожусь на территории-филиале, как бы сообщает Поджарый. Лохматый разворачивает стволы спрятанных в густой шерсти лазеров-глаз в соответствии с траекторией обидчика. Поджарый добегает до касс, обнюхивает редкую очередь, словно выдает нематериальный сертификат на посещение платформы. Отрешенно смотрит в сторону дачных строений, поджав переднюю правую. Несколько тягучих минут напряжения повышают градус ожидания неминуемой схватки.

Лохматый спокоен, но это спокойствие сжатой пружины. Наконец-то ничто не разделяет непримиримых бойцов… Осталось несколько секунд до взрыва. Поджарый нехотя разворачивается, окидывает бесстрастным взглядом гору неопрятного снега, на котором жестко и прочно зафиксирован Лохматый. Взгляд Поджарого скользит по снежному пейзажу, принципиально не обнаруживая соперника. Очевидно, это презрение гордого воина, готового к последнему бою. Поджарый демонстративно медлит… Затем, не спеша, даже задумчиво следует мимо Лохматого. Расстояние сокращается до половины прыжка. Вот сейчас… Лохматый вдруг отворачивается. Что это? Тактика! Сейчас начнется… Поджарый уже отдалился на несколько метров… Поджарый дотрусил до лестницы, ни разу не обернувшись… Грациозно пружиня стройными лапами, преодолел десяток ступеней… Он на платформе?! А что повелитель станции-поселка? Лохматый снова взял неприятеля в боевой прицел.

Поджарый неспешно движется по клеткам плиточного покрытия платформы. С одной стороны - вдоль рельс, с другой – вдоль решетчатого забора. За которым – вечный антагонист.

Резко! Атака рождается в секунду. Участники гибельной схватки в ближайшем контакте, досадно ограниченном бездушным забором, снова входят в нешуточный клинч. Стоящий рядом с Поджарым милицейский сержант от внезапности чуть не роняет из рук промасленный беляш. А! Нет, беляш все-таки падает – рев двух властителей станционных империй поднимается на небывалую высоту. Так бьются не дворняги. И даже не собаки. Это начинается последнее великое сражение гордых львов. И только досадная полоса ограждения, как всегда, блокирует путь к красивой победе и жестокой казни…

Станционные собаки впитали человека в самой его обнаженной, натянутой, как струна, сути. Кадры нескончаемой драки Лохматого с Поджарым (которую я наблюдаю ежедневно, и битва эта происходит без потери остроты, каждый раз – свежо и искренне) моментально напомнили мне сетевые диалоги. Сейчас ведь очень модно общаться в интернете. И экран монитора – тот самый решетчатый забор. На экране видишь вопросы и ответы собеседника, а прикоснуться к оппоненту не можешь. Поскольку положительные эмоции в эпоху напряга и хайтека не приносят радости и движения, главный стиль сетевого общения - агрессия… Вы не знаете, что такое сетевое общение? Ну это… как бы вам рассказать… Да, собственно, зачем рассказывать! Посмотрите на станционных собак. Они на каждой железнодорожной платформе есть.

Первач, "О жизни"

svetik

2010-11-13 20:10:20

Очень недурственно выписано, но тема мелковата для Вашего таланта, сэр...
Собаки, в самом деле, выражают дурные и благородные наклонности человеков, да и не только собаки, а и весь род звериный.
Все священные книги человечества, начиная с начертанных на скалах, испещрены животными образами, дабы не обидеть "царя" природы, косвенно показывая низость и подлость его естества.
Кстати, собаки в этой галерее исполняют роль не очень одухотворенных гомо сапиенсов.
Интересно с каким животным отождествили бы Вы себя..?

svetik

2010-11-13 20:19:29

Ставлю оценку: 35

ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ

2010-11-13 20:33:13

говорить можно, что угодно, но есть "но", и это самое "но", проклятое, делает литературу (некие гады не принимают, но это гады - см.рюмочную), которая хороша, однако, а в конспекте, в группе таких произведений - конфетка в грязной упаковке (упала в лужу).

ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ

2010-11-13 20:33:27

Ставлю оценку: 41

Дед Фекалы4

2010-11-13 20:45:18

Живописно, но честно говоря, бродячих собак на ж/д станциях вижу только на постсовецком пространстве и восточной Европе. А воопще, ещё один автор вполне удачно передал, что для животных характерны некоторые линии человеческого поведения
что сказал Мельников, я не понял, гыгы.
а мне кажецца, что этот текст не о собаках. и не о том, что собаки чем-то схожи с людьми.

Дед Фекалы4

2010-11-13 20:56:57

Тогда о чём текст, ФС? О беляшах? О скока я могу рассказать о беляшах, мало не покажется.

Persevering

2010-11-13 20:58:27

Замечательно! Особенно мастерски прописаны начальные сцены стычки вожаков. Да и вообще, почти "градусный" рассказ. Шоблы собачьей только не хватает. ...А, впрочем, нафига она здесь, в этом рассказе, нужна?! Это же так... придаток.

Persevering

2010-11-13 20:59:05

Ставлю оценку: 40
Фекалыч, на мой взгляд - как всегда, о людях.

muhabbat

2010-11-13 21:16:58

Ставлю оценку: 42

muhabbat

2010-11-13 21:18:07

Как верно сказано в последних строчках о людях-собаках ...

Кешастик

2010-11-13 21:32:11

Ставлю оценку: 50

AbriCosinus

2010-11-13 21:59:12

svetik 2010-11-13 20:10:20

Я не отождевстляю. Я знаю. Волк.

ВИКТОР МЕЛЬНИКОВ

2010-11-13 22:13:01

ФС, пьяный, я сам себя плохо понимаю, но хуже исходит отсюда ссылка или того хуже... тексты градусса сравнивают с надписями на стенах подъездов (дятлы читают)... и сравнивают ссылка (Яр говорил: это лучшее место для хранения - добавляю, для забвения и загнивания).

svetik

2010-11-13 22:19:39

Абри
Надеюсь, морской ВОЛК?

AbriCosinus

2010-11-13 22:20:45

svetik 2010-11-13 22:19:39
Увы. Сухопутный.
Виктор Иваныч, знал бы ты наскока пох дятлы. чего и тебе желаю.

alekc

2010-11-14 01:27:09

Пережевывалось тяжело.
Всё время замечалось, что странно написано.Вроде о собаках , а слова вокруг не о собаках.
Последний обзац объяснил многое.Сетевое общение. Об этом думалось автору изначально. Это автора и вело-подвело.Рассказ получился о друзьях человека, об втыкателях, одетых в собачьи шкуры для наглядности.
Втыкатель - друг человека.Звучит. Но собачек жалко.
ИМХО.

Вадим Викторыч

2010-11-14 12:00:54

Суть сразу же проглядывает в названии. И кажетцо, что тут будет раскрываться собачье нутро. Ан шиш, оказывается автор так обозначил психологию юзеров. "Главный стиль сетевого общения - агрессия". Вот оно что.
В корне не согласен. Да, экран, как забор - преграда сдерживающая. Но разве мы тут все собаки, готовые порвать ближнего? Это игра такая в агрессоров, особенно на ККсайтах, крутизна, бля прёт из ноздрей. Меня это по началу поражало, потом раздражало, потом забавляло, потом просто принял правила игры. как и все тут, имхо.

По рассказу: много лишних слов, перебор, как говориться, поэзия захлёстывает, витееватость, патетика. Не знаю почему Абри выбрал такой стиль.

Имиш

2010-11-14 12:43:04

Я вот так ему и говорил...Говорю - Леша ну зачем стока слов? Ещё говорю - Алексей ну причем тут интернет.? А он мне - ты ничего не понимаешь,мол, это алегория такая поэтическая..Ну я и растроился..ггг

AbriCosinus

2010-11-14 12:47:15

Вадим Викторыч 2010-11-14 12:00:54
Вичторыч, прально. Ты сформулировал голую идею рассказа, которую я и хотел донести. Сопсно текст о том же:
Это игра такая в агрессоров, (с).
Так ведь и у псов этих - понимаешь ли, игра. Знают, что вцепиться не могут - гашетку жмут по полной. А как рядом, в сантиметре - тут же отлынивают. Об этом и речь. В этом и смысл. Только все же хотелось бы, чтобы человечья игра не скатывалась на уровень собачьей.

Мне про букафки и виртуал говорить не надо. Я эти лекции поневоле выучил наизусть. Наступает момент и становится понятно, что это лекции для третьеклассников. Или второгодников. Вот собакам, например, это актуально.

Насчет стиля спорить не буду. Трудно сбоку наблюдать за своим текстом. Вязкость и перебор поэтизмов мой бич, так есть. Борюсь, как могу.

По поводу того, что не все сетевое общение агрессия - это верно. Здесь была аккуратно упакована надежда на то, что читатель оценит некоторую гиперболу, связанную, с одной стороны для усиления посыла, с другой - с неравностью реальной жизни формам ее воплощения в тексте. Типа не все, что написано - полная копия, кое-что додумывается.
в этом смысле максимально точно сформулировал alekc 2010-11-14 01:27:09:

Рассказ получился о друзьях человека, об втыкателях, одетых в собачьи шкуры для наглядности. (с). Ну то есть, рассказ - НЕ О ВСЕХ втыкателях...

Всем спасибо.

AbriCosinus

2010-11-14 12:51:29

Имиш 2010-11-14 12:43:04
боцману-квартирмейстеру отдельное спасибо. Ибо принял на себя первый удар моего творческого удара. По всей голове. Еще и Кисточку напряг. Thank you very much!
вот часто так бывает: автор думает, что пишет об одном, а фтыкатель... ну, кто-то видит то же самое, что автор, а кто-то - несколько другое, а еще кто-то - совсем другое

Чугункин

2010-11-14 13:08:52

слишком много эпитетов и таджиков.
хорошо, но длинновато.

Дед Фекалы4

2010-11-14 13:52:01

А я так думаю, что мизансцена с беляшом непроста, ой бля, не спроста.Если , как выясняется, креатив написан эзоповым езыком, то беляш-это прямой укор и предостережение тем, кто питается всяким джанком, прости хосподи, не отходя от клавы, игнорируя полноценное питание, включая супы и свежие овощи.

Вадим Викторыч

2010-11-14 14:03:15

Собаки не глупые существа, хотя и уступают котам в этом смысле. У собак своя игра, правильно, у человеков - своя.
Я рад Абри, что ты понял меня. Я твой россказ три раза перечитал: с бумаги - особое впечатление. И твой посыл принимаю полностью.

Эргэдэ

2010-11-16 19:34:02

Читал с удовольствием, но трудно. Глубоко копнул автор, но Вадим Викторыч прав: многословие его несколько подвело. У Тургенева чудесные и подробнейшие описания природы, но я почему-то их пропускаю; у Паустовского несколько штрихов и - чувствуешь запахи, настроение героев. Может быть, мне Просто ближе Паустовский?
Очень точно подмечено в репликах, что в рассказе полная аналогия это основное, но образы и характеры собак явлены блестяще!
Я бы всё-таки часть слов в рассказе вырезал.
Спасибо.

Эргэдэ

2010-11-16 19:34:20

Ставлю оценку: 40

Kvint

2010-11-17 16:02:27

О как! Спасибо Эргэдэ, поднял вчера крео! Проглядел я его.
Заметно, что написано давно, сейчас твои тексты значительно сильнее.
Здесь взгляд математика на каждом шагу. Волнами: то физик, то лирик пишет. ггг На стыке, как всегда, очень симпатичные не обычные обороты. Сильно понравились образы вида: "цыганского смысла лотки", "геометрически скудная территория"! Сцена битвы хороша! но временами теряется динамизм, вероятно из-за длинных предложений и причастных оборотов. ибо в них читатель "вязнет".
Собаки хороши!! да. согласен с Эргэдэ, как живые. так и ждал, что вот вот, в перерыве между схватками сядут полирнуть себе яйца, косясь друг на друга. ггг
Очень понравилось!

kalambur

2010-11-27 17:55:36

Ставлю оценку: 40

Loxmaka

2011-10-01 17:33:38

AbriCosinus 2010-11-13 22:59:12
да, вот оно чё...

Спасибо за этот рассказ. отдельное.



Щас на ресурсе: 51 (0 пользователей, 51 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.