В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

Чёрный Человек. Олдскул-то олдскулом, но не смешно ни разу и ниапчом.

Француский самагонщик
2020-07-03 07:01:58

13.13. "КОТ". Вот это вот с хитровздрюченным названием в самый раз на митинг. Но митинг это не здесь.

Француский самагонщик
2020-03-23 17:42:25

Любопытный? >>




ЖЖЖ

2010-11-08 00:23:53

Автор: Француский самагонщик
Рубрика: ПЕРВАЧ
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 1108
Комментов: 24
Оценка Эксперта: N/A°
Оценка читателей: 44°
Начинаем публикацию Первача-2010. В сборнике четыре раздела: О жизни, О любви, О смерти, Обо всем. Данный текст помещен в раздел "Обо всем" и является последним в сборнике.



Гхм.
ЖЖЖЖЖЖЖЖЖ

Неслышно ступая по пушистому ковру, он достиг конца кабинета, развернулся и, двигаясь в обратном направлении, глухо произнес с сильным акцентом:
– Владимир Ильич Ленин величайший гений человечества. Но даже величайший гений человечества не мог предвидеть всего. Поэтому, товарищи, мы, – он плавно повел рукой, – немного поправим Владимира Ильича Ленина.
От неожиданности я чуть не упал с потолка. Ну, упасть, разумеется, не упал, но, не помню как, оказался в крутом пике. Пришлось выровняться, исполнить переворот через крыло, затем вираж, еще один переворот, восходящую спираль и только тогда снова занять насиженное место.
Он тем временем сел за стол, водрузил потухшую трубку на подставку, обмакнул простое перо в чернильницу и принялся неторопливо писать. Я пригляделся. Он выводил четким почерком: «Владимир Ильич Ленин величайший…»
– Жжошь! – в полном восторге прожужжал я.
Он поднял голову и негромко сказал:
– Товарищ Товстуха.
В кабинет тут же вошел крупный человек в плохо подогнанной полувоенной одежде. Остановившись у порога, человек слегка склонил голову. Получалось, что он смотрит на хозяина исподлобья.
– Зачем мухов развели? – осведомился хозяин, чиркая спичкой.
– Немедленно устраним, товарищ Сталин, – прошелестел Товстуха.
– Э… э…э… – сурово сказал Сталин, попыхивая трубкой. – Зачем немедленно? Вы что, товарищ, немедленно начнете гоняться за мухом? Или, может быть, вы, гражданин, немедленно проведете дезинфекцию? С помощью немедленно отравляющих веществ? Вы вообще кто? Вы как сюда попали?
– Товстуха я, – промямлил Товстуха, мгновенно вспотев. – Я Товстуха, товарищ Сталин…
– Какая такая Товстуха? – вопросил хозяин. – Мы еще выясним, что вы за такая Товстуха. Мне думается, вы троцкист. Идите и выясняйте. А Товстухе передайте, чтобы мухов ликвидировала. Если эта Товстуха настоящий большевик, она их ликвидирует. Она всех ликвидирует. Идите.
Несчастный покинул кабинет, а Сталин усмехнулся в усы, отложил лист бумаги, на котором писал про величайшего гения человечества, придвинул к себе другой и начал: «По мере построения социализма классовая борьба…» Он прервался и посмотрел прямо на меня. Стало страшновато.
«…неминуемо обостряется», – дописал он и опять поднял глаза на потолок.
Пора делать крылья, решил я. Позже, конечно, вернусь. Обязательно – уж больно жжот, и про Владимира Ильича, и с Товстухой этой. Но позже. А пока – от греха.
Крылья я сделал не сразу. Сначала, чисто из осторожности, сделал ноги: просеменил по потолку, спустился по стеночке и нырнул в щелочку между дверью и косяком. Выбираясь из кабинета, успел еще услышать спокойное:
– Товарищ Товстуха.
Что было дальше, не знаю. В приемной я взлетел, описал круг и отправился на свежий воздух – подкормиться.

«Мушиный век, увы, недолог,
Мушиный мозг безмерно мал», –
Старорежимный энтомолог
Товстуху яро уверял.

Он говорил: «Ты что, Товстуха,
Совсем уже дегенерат?
Зачем преследуешь ты Муха?
Ведь он ни в чем не виноват!

Ведь коли Мух такой безмозглый,
То перед партией он чист!»
«Собака! – взвыл Товстуха грозно, –
Ты право-левый уклонист!

Я слушать не желаю даром
Твою троцкистскую хуйню!»
И мощным боковым ударом
Разбил профессору пенсню.

Огромной старой ржавой дрелью
Ему сверлил Товстуха зуб.
Потом вредитель был расстрелян,
И засмердел протухший труп.

Товстуха, между прочим, тоже,
Потешив свой партийный пыл,
Посажен, а немного позже
Расстрелян справедливо был.

Ну что ж, недолог век мушиный!
Такая, право, селяви…
Но если что – умри мужчиной;
А лучше – помни и живи!


Эти строки нажужжались мне сразу после обеда. Я назвал их «Баллада о Мухе и Товстухе».
А ведь правда, память мухов коротка – как, собственно, и сама их жизнь. Мало им щелкающих птичьих клювов, мало подлой паутины по углам, мало рассекающих воздух мухобоек, мало варварских, отвратительного вида, липучек, мало удушающих ядов – век самого благополучного, счастливо избежавшего всех ужасов муха и сам по себе недолог.
Но я-то другой. И с памятью у меня все в порядке, и с воображением. Ну, разве что эмоциональность избыточная имеет место. Из-за нее-то, из-за эмоциональности, я, сочинив балладу, и забыл на время о хозяине – уж очень увлекся красотой солнечного дня.

Настала осень, похолодало, и я вспомнил о нем. Товстуха исчез, его место занял другой. Да много было и всяких прочих. Одни с усами, другие без; некоторые в пенсне; кто в шляпе, кто в фуражке, кто в сапогах.
Да, разные были. Приходили и уходили, а вот я остался навсегда.
Мне было тепло с ним. Не просто тепло – тепло бывает и на обычной коммунальной кухне. На ней, кстати, и сытнее. Но не хлебом единым же.
Он – жог. Я не мог насытиться его необычайной манерой, его тонким юмором, я не в силах был воздержаться от торжествующего возгласа «Жжошь!» и от триумфальных пролетов над его головой, с покачиванием крыльями.
Он привык ко мне и уже не требовал ликвидировать мухов. Может быть, он даже привязался ко мне, не знаю. Но не сомневаюсь, он сумел оценить и мое искусство пилота, и, главное, оценить то, что я оказался, скажу без ложной скромности, в состоянии в свою очередь оценить его. И прежде всего – его юмор.
А больше-то никто не мог это оценить…
Сейчас я уже стар, кое-что, увы, размылось в памяти, но разве можно забыть, как он сказал: «Здоровое недоверие – хорошая основа для совместной работы». И как по-дурацки щелкнул тогда каблуками суетливый Ежов. И как восторженно зажужжал под потолком я, а хозяин взглянул на меня, выпустил в мою сторону клуб дыма и – верите? – подмигнул. Мне!
Ну, и где тот Ежов?!
Или, например, как костлявая коломенская верста Горький читал ему, сморкаясь в платок и безбожно окая, что-то сентиментальное, а по окончании хозяин долго молчал и в конце концов изрек: «Эта штука будет посильнее, чем «Фауст» Гете». Горький тогда разрыдался, и это было особенно смешно. Чтобы усугубить, я изящно сорвался в штопор, описал косую петлю вокруг головы Буревестника (ненавижу птиц!) и присел ему на ус.
Замечу: с хозяином я никогда себе таких вольностей не позволял. Ни-ког-да!
Ну, только… Только раз… Когда он вдруг… о-о-о! как трудно об этом… ну и не буду, не буду, лучше вспоминать хорошее!

Вот, например. Помню, вызвал он Берзина, что ли. И говорит:
– Есть мнение, товарищ Берзинь (так он произносил, с мягким знаком), что необходимо украсить ворота наших советских исправительных трудовых учреждений хорошим жизнеутверждающим лозунгом. Как вы, товарищ Берзинь, полагаете?
Тот, естественно, отвечает:
– Будет исполнено, товарищ Сталин!
А мой-то ему:
– Наши информаторы сообщают, что у товарища Шикльгрубера ворота аналогичных учреждений украшены жизнеутверждающим лозунгом «Каждому свое». Я думаю, нашим информаторам можно доверять. Хочу с вами посоветоваться, товарищ Берзинь. Может быть, и нам сделать так же? В порядке перенимания опыта? Как вы считаете?
– Очень хороший лозунг, товарищ Сталин, – говорит Берзин, сильно потея (они все почему-то потели, только Лаврентий не потел). – Жизнеутверждающий.
Хозяин встал, Берзину велел сидеть, прошелся, попыхивая, туда-сюда, на меня посмотрел. Ну, я-то дыхание затаил.
Остановился хозяин за спиной Берзина, головой покачал и говорит:
– Нет. Это не жизнеутверждающий лозунг. Нам, товарищ Берзинь, фашистский опыт вряд ли следует перенимать. У них очень плохой вкус. Мы напишем так: труд в СССР есть дело чести, дело доблести и геройства! Как вы думаете?
Берзин кричит:
– Разрешите выполнять, товарищ Сталин?
– Ну зачем же сразу выполнять, – хмурится мой-то. – Посоветуйтесь с товарищами. Обсудите на коллегии наркомата. И тогда уже – выполняйте.
Потом, когда Берзин ушел, он, помню, говорит Лаврентию (тот в уголке сидел):
– Сделает – расстреляй этого дурака, Лаврентий.
И добавил задумчиво:
– Есть человек – есть проблема. Нет человека – нет проблемы.
Ну, каково?!
И ведь сделали. И лозунгов понавешали, и Берзина этого в расход – чтобы проблем не было. Жалко Берзина? Ну, возможно… Но ведь говорил же дорогой хозяин: «Может быть, так и нужно, чтобы старые товарищи так легко и так просто опускались в могилу». И говорил он же: «Одна смерть – трагедия, миллион смертей – статистика».

Эх, да много чего было…
Кстати, Лаврентия он тоже приказал бы расстрелять. Да не успел… Жаль, очень жаль: Лаврентий меня страсть как не любил, просто на дух не переносил. Микоян, тот ничего, а Лаврентий – нет.
Оттого и пришлось после тяжелой утраты убираться подобру-поздорову.
Теперь вот живу-доживаю. Кончается мой век.

А его я до смерти не забуду. Таких больше нет.
Он – жог.

ЖЖЖЖЖЖЖЖЖ
Гхм.
начали вскрытие Первача-2010
с Богом

Вадим Викторыч

2010-11-08 00:58:20

Вот што хочу сказать: Жжошь ты тут ФС, немилосердно жжошь!

Параной Вильгельм

2010-11-08 09:12:17

Многометочно по макушкам рикошетами раскидал подушки...
Местами забродно тонешь, етить его мать, а некоторыми и фильма. да.

moro2500

2010-11-08 12:32:23

Так я не понял - то что в Перваче, здесь еще не было? Или я туплю?

AbriCosinus

2010-11-08 12:36:24

не было, моро, не было. Скажу тебе больше: нигде не было. Это условие такое жосское.
Первач, хуле...

AbriCosinus

2010-11-08 12:37:47

Ставлю оценку: 43

AbriCosinus

2010-11-08 12:38:50

Вскрытие прошло успешно и показало, что Первач нагулял крепость. Скоро его будут нагугливать, да...

moro2500

2010-11-08 13:09:48

понял. но как креасы попали в первач? их из приемника не пропустили, а задержали - так штоле?

AbriCosinus

2010-11-08 13:22:29

моро, когда тебя еще не было на свете (на планете Градусском), была объявлена спецоперация под кодовым заванием "Первач и Вторач". Потом получилось "Первач И Выдержанное". Ну вот, все слали в нужное место креасы со штампом "хачю в Первач", а хитрый ФС со товарищи отлавливал то, што подойдет.

Потом пришол ты, моро. Теперь вот новая история Градусскома. Смайл.

moro2500

2010-11-08 13:26:41

AbriCosinus, спасибо за терпение (не каждому дано!) - все понял. Не доганял, патаму што книжек все еще не поимел в руках ыыы.. Я так понимаю, дело подвигаться еще будет, так веть?

AbriCosinus

2010-11-08 13:29:17

- Ваше кредо?
- Всегда! (с)

Миша М

2010-11-08 15:02:14

Баллада оч понравилась, ну и в целом

Миша М

2010-11-08 15:02:24

Ставлю оценку: 40

alekc

2010-11-08 21:17:11

Прочититал.Удивился.Вспомнился чей-то ник - "мухи насрали".И всё.

Кешастик

2010-11-08 23:02:09

Ставлю оценку: 50

in-na

2010-11-10 19:43:42

мелких проще не замечать, чем прихлопнуть,ога. гггг

in-na

2010-11-10 19:43:59

Ставлю оценку: 40

Дед Фекалы4

2010-11-10 20:25:40

Не четал. Буду дожидатца книшки.
Фекалыч, ты ее как дожидацца-то будешь?

Дед Фекалы4

2010-11-10 20:42:50

Вот ты и привезёшь, или придумаем.

moro2500

2010-11-10 20:42:53

не знаю, как Фекалыч, а я ничитаю первачь по той самой причине..
моро, ну твой-то комплект известно у кого

moro2500

2010-11-10 20:48:03

та да... оттого и печально ыыы
хоть сам едь!

софора

2012-08-05 00:02:32

чому я не сокiл? (це)

вышач


Щас на ресурсе: 49 (0 пользователей, 49 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.