В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

fon.klaus. Видишь ли, я не то чтобы болею за «Зенит»... и не то чтобы стою на страже нравов... но от темы, которая вдохновила тебя на почти олдскульный стих, у меня возникает изжога и идиосинкразия. Тагшта фтопку. Пешы исчо.

Француский самагонщик
2020-11-10 14:16:42

Непедрилов. Ладно бы только похабно было. Так еще и скучно.

Француский самагонщик
2020-08-06 17:29:35

Любопытный? >>




иц кул эссе

2013-07-02 19:35:31

Автор: евгений борзенков
Рубрика: ЧТИВО (лаборатория)
Кем принято: Француский самагонщик
Просмотров: 710
Комментов: 13
Оценка Эксперта: 38°
Оценка читателей: 39°
В рот ябу.

В рот я – бу?

В рот я бу… лачку ла жу.



Детская считалочка.

Дождитесь, когда стает снег, окуните лицо в прохладную листву, примите в клювик спелую вишенку – клянусь, вы почувствуете Ассоль. Там, на сплюснутом горизонте, смотрите, она улыбается, она машет рукой, затерявшись среди белоснежных парусов в красноречивых пятнах дефлорации, Ассоль играет в прятки с огнём, Ассоль балансирует на лезвии пиратской заточки, надрывается издали гортанным воплем кому-то невидимому: «А сооооль?!...» Не будьте ханжой, вы должны поверить в её искренность, хотя бы немного поддайтесь, продолжайте играть, ведь ничего не стоит, ещё повсюду летний день, ягоди цы только-только наливаются соком, и чтобы до конца понять эту слегка не в себе девицу, положите же вы самую яркую вишенку защеку, не бойтесь, смелее… Почувствовали? Ну, не лукавьте, если вы не покойник, вы не могли не ощутить горячую волну, прилившую к пещеристым вкусовым рецепторам, щемящее желание, сладострастный позыв раскусить, обрушить в себя её кисло-сладкий водопад, ничто так не напоминает бурление страсти, отвергнутую любовь, как попытка удержать во рту нетронутую вишенку… Ходить с ней целый день, изнывая от непонятного томления, мучить себя, казнить, пытаясь приручить к выдержке, к затянутой боли, к неоправданной страсти, ничто так не напоминает разбитое сердце, как цвет вишенки.

Возьмите, скажем, черешню, или там, картофель «в мундирах». Не будем опускаться до банальных помидоров с огурцами. Тут же никакой тайны, всё настолько просто, что подташнивает и кружится голова, как от удара деревянной ложкой по лбу. Черешня – сладкая, картофель – круглый и растёт в земле, и никакие мысленные потуги и болезненное словоблудие не изменят установленного порядка.

Но с вишней не так.

Здесь всё иначе.

Любовный конфликт заложен в ней изначально. Сладкое и кислое лежат на разных чашах весов и тянут каждое в свою сторону, как плюс и минус, обещая дары, их сила столь велика, что сводят с ума, мозг ваш превращается в кисель, беспомощно расплетает извилины, возникает диссонанс, вы не в состоянии понять, почему в венах перебродивший вишнёвый сок, почему Ассоль ласкает изнутри, но её не достать никогда, ни за что, вы будете страдать по Ассоль до конца своих дней, глядя, как донья Орландина по утрам вывешивает на балкон её смятые паруса со следами давленных вишен, и так каждый день, от зари до зари, под звуки погубившей вашу душу гитары; ты будешь мою вишенку? О, да, а ты? А ты, а ты…

Мог ли он предполагать, этот бессердечный падонак А. Грин, чем его мыслеформа обернётся лично против вас, - ведь чтобы избежать удушливых спазмов искушения, вам придётся броситься в подземку, расталкивая пассажиров, забиться в дальний угол вагона метро, прикрыться газетой ( а всё это время во рту… ), и внезапно увидеть её – похожую на облысевшую, сморщенную Тину Тёрнер, бабу Ягу в вульгарной мини-юбке, с запахом Ассоли. Верхом на дорожном бауле она подъедет, лавируя между туловищ, и станет крикливо мутить воду, тыкать вам в грудь свёрнутым в трубочку глянцевым журналом, возмущённо потрясать им в воздухе, вращать подбородком с редкими скрученными волосками, дышать вам в лицо ядерным перегаром фиалок и чеснока, и призывать в свидетели к какому-то Иегове. А вы, стыдливо комкая газету, поверх беззубой старухи будете слышать Ассоль, вас будет возбуждать её запах цветущих лип, смешанный с солёным ветром, терпким потом молодого тела, вы закроете глаза, стараясь не упустить мельчайших оттенков букета, где кроме всего сандал и корица, молочная нежность нетронутой юности и ещё целый ряд непознанных, волнительных тайн. И чтобы сохранить остатки сознания от окончательных руин, остаётся одно – « Выдерни шнур. Выдави стекло» - не открывая глаз, вы выйдете в окно, и там, в гудящем тоннеле метро, рассеетесь на атомы, оседая на грубых шершавых стенах…

Ассоль – это почти всегда девчонка из дома напротив, из школьного альбома, кончиком языка вы каждую ночь исследуете её тайны, всё ещё детский пушок её пахучих впадин, запах волос, цвет глаз, её жаркий бессвязный лепет, прорывающийся сквозь воздушные ямы сна, в свои сети вы ловите её карамельное дыхание и это всё вишнёвый ад бродит у вас в голове, смотрите, вот уже вечер, вы наконец героически добрались до темноты с нетронутой вишенкой за щекой, она не тает, она, измочаленная, переполненная, ждёт, словно любимая женщина, жаждет ваших последних ласк и бурных содроганий, а вы всё тянете интригу, вы как матёрый любовник упрямо ползёте к пику оргазма, чтобы там, на вершине, застыв на мгновение в драматической позе, вонзить старые, но ещё крепкие зубы в красную, податливую, отзывчивую плоть и… - практически теряя почву под ногами, кончить вместе с вишенкой, кончить с чувством, что такое больше никогда не повторится, это чудо, не обращайте внимания на потоки обжигающих слёз, омывающих ваше изношенное небритое лицо, не стыдитесь рассеивать вокруг себя брызги вишнёвой крови, разгрызите косточку, съешьте сердце вишенки, съешьте до конца, как съедает дикарь печень врага, чтобы взять его силу, а от вишенки вы возьмёте только Ассоль, все её противоречия, её «да» и «нет», холод и кипящий металл, женское кокетство, ветреность, рождение и смерть, её алую неразбавленную суть.
браво

захар белоконь

2013-07-02 20:43:23

да, браво! однозначно - хорошо.

апельсинн

2013-07-03 02:53:17

это песдатый столбег, нанизанный на вишенку с косточкой.

Ах у е, ах у ели мы расстались,
Неман ди, Неман дивная река,
Как я бу, как я буду с тобой плавать,
С толстым ху,
С толстым худенька така... (с)

апельсинн

2013-07-03 02:53:32

Ставлю оценку: 40

софора

2013-07-03 03:48:08

Ставлю оценку: 52

bezbazarov

2013-07-03 09:22:50

Ставлю оценку: 40

Шева

2013-07-03 10:18:37

Пиздец как сильно. Апплодирую стоя.

Тёмное бархатное

2013-07-03 10:39:02

Черт, а не ребенок! (Це)

Вышак!

Тёмное бархатное

2013-07-03 10:40:02

В коллекцию адназначна!

Вадим Викторыч

2013-07-03 10:59:50

Старый, но ещё крепкий хуй Грин перевернулся а гробу и заскрипел: АААААААААААААААА сссссссссссссоль на рану.........

MneMorizz

2013-07-03 11:15:28

вобля набоков
борзенков влюбился. Поздравляю и сочувствую

MneMorizz

2013-07-03 11:15:41

Ставлю оценку: 21

евгений борзенков

2013-07-03 15:05:25

сэнкью вэри мач всех вообще-то, например

Щас на ресурсе: 67 (0 пользователей, 67 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.