В общем и целом тебе тут все рады. Но только веди себя более-менее прилично! Хочешь быть ПАДОНКАМ — да ради бога. Только не будь подонком.
Ну, и пидарасом не будь.
И соблюдай нижеизложенное. Как заповеди соблюдай.
КОДЕКС
Набрав в адресной строке браузера graduss.com, ты попал на литературный интернет-ресурс ГРАДУСС, расположенный на территории контркультуры. ДЕКЛАРАЦИЯ
Главная Регистрация Свеженалитое Лента комментов  Рюмочная  Клуб анонимных ФАК

Залогинься!

Логин:

Пароль:

Вздрогнем!

Третьим будешь?
Регистрируйся!

Слушай сюда!

13.13.КОТ. Не засоряй приёмник гоневом. Попробуй разнообразия для поменять формат.

Лесгустой
2018-08-14 10:15:51

КОТ. Я канешна восхищен творчеством твоим. Но здесь я не догоняю. Мож, туповат?

AbriCosinus
2018-07-09 15:18:08

Любопытный? >>




ПУТЬ МУДАКА

2009-10-13 20:29:27

Автор: Х А Т Т А Б Б Ы Ч
Рубрика: ЧТИВО (строчка)
Кем принято: Розга
Просмотров: 1293
Комментов: 18
Оценка Эксперта: 35°
Оценка читателей: 44°
Автор ХА Т Т А Б Б Ы Ч


ПУТЬ МУДАКА


Криминально – мистическая драма.

Фрагменты неоконченной повести.


«Если Боги хотят наказать человека,
они исполняют все его желания…»

Из книги - «В мире мудрых
мыслей»

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Описываемые ниже события происходили в замечательно веселое для нашей Страны время - за окном наступали лихие годы, когда в радиоприемниках еще гремел « Ласковый май», в денежный оборот потихоньку входили «лимоны», слова «хуй» и « ваучер» означали примерно одно и то же, никому неизвестный Абрамович был еще мелким спекулянтом, а по телевизору иногда целыми сутками показывали «Лебединое озеро», что само по себе очень настораживало и спустя некоторое время можно было спокойно и безнаказанно среди белого дня хуйнуть из танков прямой наводкой по Белому дому и народным избранникам.
Одним словом, жизнь в Стране потихоньку налаживалась, и наш терпеливый народ искренне верил, что вот-вот должно наступить то самое счастливое светлое Будущее, о котором так много и красиво говорили гладкомордые ублюдки из телевизора.

***

Важняк Добрыня, он же Саныч, он же следователь по особо важным делам прокуратуры города Н-ска Николай Александрович, по фамилии Добрый День в звании младшего советника юстиции ( проще – майора) сидел в своем служебном кабинете за большим раритетного вида письменным столом, заваленным вещдоками (в основном это были разного размера и форм фаллоимитаторы, сложенные на столе в аккуратную поленницу) и пытался допросить молодого человека, странной наружности, с блуждающей идиотской улыбкой на лице.

Диалог происходил примерно такой:
- Ваши фамилия, имя, отчество? - пытаясь сохранить спокойствие, спрашивал уже наверное в десятый раз следователь, чтобы заполнить хотя бы анкетную часть протокола, бланк которого был вставлен в раздолбанную, видавшую виды печатную машинку «Москва».
- Сотинандана Абдурахман Неру…, - заученно, также уже в десятый раз, отвечал молодой человек и при этом смотрел на следователя чистыми голубыми глазами идиота.

Этот дурацкий диалог глухонемых длился уже минут двадцать. Добрыня после суточного дежурства едва держался на ногах и почти падал от усталости.
- Я у вас спрашиваю ваши настоящие ф-а-м-и-л-и-ю, и-м-я, от-че-ство, - Добрыня начинал впадать в тихое бешенство и чувствовал, что вот-вот сорвется на этого урода. А тот в ответ очередной раз повторял:
- Сотинандана …
- Слушай, ты, морда тупорылая, а я тогда кто? Испанский летчик? Я тебя, педрила, прямо сейчас по соточке (ст.122 УПК РФ – задержание подозреваемого на 3 суток по старому кодексу) закрою в ИВС (изолятор временного содержания) к уркам, и будешь ты у них за Индиру Ганди сосать у всей камеры, - попытался привести веские доводы Саныч.

Но похоже на блаженного засранца это не производило никакого впечатления, а может такая перспектива была ему в кайф, кто его, идиота, знает.
- Последнее место работы? - продолжил Саныч.
- Я - земное воплощение бога Сотинанданы… - заучено твердил парень.
- А живешь, сука, где?
- В ашраме…
Это было выше всяких сил, и Саныч, не выдержав, а такое с ним было вообще впервые, схватил первый попавшийся вещдок, а им оказался большой резиновый хуй, и от всей души треснул им сидевшего перед ним фигуранта между глаз.

***

Важняк Добрыня, близкий к 40–летнему рубежу, находился в должности следователя по расследованию особо важных дел прокуратуры одного большого Сибирского города и звали его на самом деле - Николай Александрович Добрый День. Фамилия конечно сильно подкачала. Всю жизнь Колю донимали по ее поводу – в детском саду, школе, армии, на работе. В детстве больше издевались и дразнили, в армии первое время вообще заебывали, а во взрослой жизни фамилия часто приводила людей в легкое замешательство и недоумение, а обладателю её часто приходилось в стотысячный раз объяснять:
- Да, да, я не шучу, вы не ослышались – это такая фамилия, раздельно и с большой буквы.
Но сменить фамилию ему никогда не приходило в голову, даже когда решался вопрос о назначении его на должность прокурора одного из районов города, т.к. единственным препятствием на пути к этой серьезной должности по мнению руководства была именно необычная фамилия, им почему-то казалось, что она какая-то неблагозвучная и ему на полном серьезе предлагали ее как-то изменить, например, просто он стал бы Николаем Александровичем Добрым ( хотя, как казалось руководству, здесь тоже слышалось какое-то несоответствие должности и фамилии прокурора) или просто – День (Коля про себя подумал – «вот блять достали, а почему тогда не Пень? Как раз прокурорская фамилия. Был бы прокурор района - Пень, и никаких вопросов»). Если честно, то Коля вообще не понимал в чем проблема. Как работник он был на очень хорошем счету - следователь от бога, и с этим никто даже не спорил, так как отмолотил он уже лет пятнадцать, как положено, с самого низа. Когда учился на 4 курсе юрфака его взяли в самый и тяжелый в криминальном отношении район стажером, где он честно и добросовестно выезжал круглые сутки на все трупы и изнасилования, работал на совесть с азартом, его заметили, он быстро рос по служебной лестнице и стал в итоге важняком (следователем по расследованию особо важных дел), выше уже некуда, и, причем здесь фамилия, не понимал. Нет, был бы он какой-нибудь Залупайкин или Хуепутов, тогда конечно понятно. А варианты, которые предлагало руководство, были равносильны кастрации. Короче, Коля мысленно послал руководство на хуй, а вслух сказал, чтобы не обиделись:
- Не дорос я еще до прокуроров, мне надо еще над собой работать - повышать квалификацию.
На этом и расстались, а прокурором района назначили другого человека по фамилии Козлов, правда, он никогда не работал следователем, и вообще - ходили разговоры, что он чей-то протеже, зато фамилия у него была самая подходящая и соответствующая…
А Коля даже не расстроился - в прокуроры он особо не рвался, работа своя ему нравилась – живая, с людьми, да и в кабинете он особо сидеть не любил и считал, что рабочее место следователя – место происшествия. Он и молодняк так учил, а перспектива всяких нудных прокурорских коллегий и приема сумасшедших граждан, которые в последнее время особенно активно стали заебывать органы власти, его не радовала. Хотя понимал, что на дальнейшей карьере можно поставить крест (в прокуратуре дважды никогда не предлагали, отказался – досвидос, таскай дальше трупы до конца жизни)
С коллегами по работе они в тот же день нахерачились в матень, надо было как-то снять стресс.
- Зарубили, суки, фамилия им моя не нравиться! Да на хую я видал их варианты! -возмущался Коля, придя с аттестации.
Народ его понял и поддержал:
- Добрыня, нахера тебе это прокурорство? Да и не твое это, ты человек не кабинетный, а фамилия у тебя заебатая, нам всем нравится.

На работе все действительно давно привыкли к его не совсем обычной фамилии и звали для простоты – Добрыня или Саныч.
В ментовке был еще следователь – тетка с двойной фамилией – «Добрый Вечер», и никаких проблем, да мало ли какие бывают фамилии. Я вот знал препода, уголовное право у нас вел, так у него вообще фамилия – «Засядь-Волк», и вопросов никаких даже не возникало. Фамилия – это- ж как судьба, что имеешь - не изменишь.

Саныч в конторе был фигура по своему легендарная, в прокуратуру попал, можно сказать, случайно, когда еще учился на юрфаке. Будучи на прокурорской практике , выехав на осмотр расчлененки в лесной зоне под руководством пьяных наставников, сделал осмотр места происшествия, зафиксировал рядом с трупом кучку говна (хотя надо сказать, что наставники в тот момент над ним сильно ржали - сейчас он здесь говно со всей округи соберет - в кабинет не зайдешь), а потом через две недели оперА в соседнем городе-побратиме взяли с поличным убийц, (ну, а говно - то конечно идентифицировали). Самый прикол был в том, что когда эти хмыри, совершенно не ожидавшие такого поворота событий, уже на подъезде к СИЗО поинтересовались такой осведомленностью оперов, те им резонно ответили:
-Срать не надо где попало, пацаны- Санычу спасибо скажите!

Так они весь срок в говнюках и мотали.

После этого Добрыню взяли в Контору без всяких проволочек, и со временем он стал матерым и авторитетным важняком. Занимался в основном темными серийными убийствами и экономикой, т.к. до юрфака успел закончить еще один технический вуз. Но особенно у него хорошо шли раскрытия темных убийств. Коллеги- начальники в начале думали что ему, как и всем новичкам, просто везет, а потом уже ничего не думали и посылали в самое пекло, зная точно, что Добрыня вывезет.

Коллеги–следоки Саныча любили и уважали, хотя знали за ним некоторые странности. Когда он уж очень сильно напивался, что было крайне редко, он начинал нести с их точки зрения какую-то хуйню. Все знали, что Саныч в свое время служил в армии где-то в ПВО на Дальнем Востоке, и там у него под дембель произошло ЧП. Якобы весь их призыв на вертолете отправили с точки домой, а Саныч почему-то случайно остался. И вроде как минут через пять этот самый вертолет на глазах у Саныча в море и наебнулся со всем весенним призывом и экипажем. Саныч говорят после этого чуть в дурку не попал, но потом вроде отошел, но иной раз какую-то хуйню нес, что, мол, пацаны его все живы, просто попали во временную ловушку, ну и все в таком же духе. Правда, на трезвую голову его никто об этом уже не спрашивал, а сам он ничего не рассказывал. И еще, хотя Санычу вот-вот сороковник должен был стукнуть, а башка у него была совершенно белая, и кто его давно знал, говорят, что он в контору таким и пришел – сам молодой, а голова, как у одуванчика, это у него говорят в тот же день, как борт с пацанами накрылся, голова и поседела.

Но что-то мы отвлеклись от главного.

Саныч, он же Добрыня, уже собирался домой. Он даже уже представлял, как сейчас спокойно доедет на желтом « Икарусе»–гармошке по маршруту № 15 в свой любимый спальный Затулинский район на краю города, придет домой почти во время, т.е. когда домочадцы еще не спят, как они обрадуются его такому необычно раннему приходу, а он по своему обыкновению спросит:
-Что, хуево без тятьки?
Теща с женой будут суетиться и накрывать на стол, жена, заглядывая в глаза, в тихой надежде, что любимый муж вдруг сегодня, когда угомонятся ребятишки, выполнит наконец-то свой супружеский долг (быстро, быстро, тихо, тихо и под одеялом, чтобы никого не разбудить, так как жили они все в маленькой хрущобе вместе с детьми и тещей). Саныч уже предвкушал, как он достанет из холодильника запотевшую бутылочку, и пока жена побежит ставить на стол саморучно сделанные специально для него домашние сибирские пельмешки с бульончиком, он жахнет натощак пару рюмочек кедровой настойки, закусит малосольным огурчиком и, в общем… все будет так славно и по семейному.
Надо сказать, что Саныч любил порядок во всем, и в том числе на работе. В этом плане он вообще был педант. Коллеги поэтому часто беззлобно над ним подшучивали:
- Саныч, ты в натуре заебал всех своей чистотой - даже если застрелиться решишь, то в начале свой « Макарыч» отпидоришь смазочкой, а потом уж и пулю в лоб.
Добряня на эти дружеские подъебки не обижался и делал все по своему - наводил порядок: убирал со стола презервативы, привезенные в качестве вещдоков с износов, прятал топоры и ножи со свежих убийств, и т.д. Поэтому он часто оставался в своем служебном кабинете, когда уже все уходили домой и с удовольствием наводил порядок – раскладывал по папкам служебные документы, составлял план работы на следующий день, подшивал уголовные дела. Ему вообще нравилась своя работа, это был тот редкий случай, когда хобби и работа совпадали.

И в этот теплый осенний вечер Саныч по привычке навел порядок в кабинете, даже вытер напоследок пыль на столе, спрятал в большой несгораемый сейф свой любимый табельный ПМ (пистолет Макарова) вместе с запасной обоймой и уже оделся, собираясь выходить, когда в тишине неожиданно и тревожно зазвонил телефон. Саныч секунду поколебавшись - брать не брать ? ( Как и все люди, профессии которых были так или иначе связаны с некоторым экстримом, был суеверен и знал, в таких ситуациях подымать телефонную трубку чревато …дурная примета). Короче, немного посомневавшись, Саныч все же поднял трубку (вдруг начальство, да и мало ли, должность обязывает).
На том конце трубки кто-то тяжело сопел и молчал, видимо ожидая, когда ответят.
Саныч привычно, как автомат-ответчик, представился:
-Следователь по особо важным делам Добрый День слушает.
В трубке что-то зашуршало, затрещало, после чего раздался совершенно мерзкий неприятный, как с того света, дребезжащий голос неопределенного пола и возраста:
- Добрый вечер, уважаемый Добрый День! Хочу передать вам ценную информацию.

Саныч напрягся: ни звонок, ни голос, ни тон ему не понравились - однако он, как лицо официальное, обязан был принять сообщение, от кого бы оно не поступило – порядок был такой.
- Внимательно вас слушаю! – казенным голосом сказал он в трубку, а сам с тоской подумал, что опять звонит какой–то пидор по поводу якобы готовящегося теракта где–нибудь в мэрии или оперном театре, и тогда придется докладывать дежурному по городу и прокурору , а в конечном итоге реально светит кувыркаться всю ночь в составе оперативной группы, вместо того, чтобы пить дома водку и выполнять супружеский долг.
- Хуево работаете, товарищ следователь! Самое главное–то вы проебали, следопуты херовы! – мерзким голосом сказали в трубке.
Саныч от такой наглости просто в осадок выпал.
- Ты с кем, пидор гнойный, разговариваешь? Ты че, сука, несешь?- взорвался он от такого хамства.
- Зря вы так, Добрынюшка, я ведь помочь вам хочу, а вы так со мной некультурно - пидорасите меня несправедливо. Вы сначала выслушайте, а потом выводы делайте - кто из нас пидор и насколько пассивный или активный,- фамильярно сказали в трубке.
Саныча все это стало сильно напрягать, но он все же решил выслушать звонившего урода до конца, особенно насторожило обращение мерзкого незнакомца : «Добрынюшка». Так его называла иногда только любимая супруга, да и то - только в дни получки и минуты редкой интимной близости.
- Давай,- сказал, едва сдерживаясь Саныч,- только быстро и конкретно, мне тут с тобой мозги ебать некогда.
На том конце опять засопели и скороговоркой доложили:
- Нам известно, что сегодня вы наконец взяли этих ебучих сектантов, и обыски везде провели, и все квартиры и офисы арестовали, но самого главного так и не нашли.
Саныч прямо как стоял, так чуть и не уебался от такой осведомленности незнакомца. Операцию, которую сегодня проводили, он готовил целый месяц в режиме сверхсекретности. О том что сегодня произошло, знали только непосредственные начальники и фэйсы ( фэйсы – работники ФСБ), входившие в состав оперативно–следственной группы, которую Саныч, собственно, и возглавлял.
Здесь, для понимания, о чем речь, надо пояснить, что на самом деле, как считал Саныч, сегодняшний день сложился по большому счету удачно.
Он целый месяц совместно с фэйсами (ФСБ) разрабатывал и готовился к проведению спецоперации под кодовым названием «Путь Мудака» по разоблачению и выявлению лидеров тоталитарной секты « Сотинандана», действующей на территории СНГ и имеющей по сведению спецслужб в его родном городе глубоко законспирированную штаб-квартиру, где по точно проверенным оперативным разведданным, находился сам гуру и его гарем, а также база данных на всех адептов и касса организации (якобы немалая). Подобные секты в те времена плодились как грибы, поэтому по улицам города можно было часто увидеть молодых людей в белых одеждах – кришнаитов или «Белое Братство», которые пугали граждан своим странным экзотическим видом и дурацкими песнопениями под звуки колокольчиков и шаманских бубнов. Милиция их почему-то не трогала – в стране только начиналось большое цирковое шоу под названием «Демократия». Однако, «Сотинандана» была отнюдь не безобидной и невинной по своим целям и задачам (от бдительных граждан уже не раз поступали тревожные сигналы о гнусной деятельности этой секты), и спецслужбы вместе со служителями православной церкви давно шли по их следу, но не было удобного случая накрыть всю эту лавочку с поличным. И случай подвернулся.

Надо сказать, что лидеры этой секты действовали очень изобретательно и творчески по вовлечению в свои ряды новых адептов и, соответственно, собиранию бабла на свои святые цели. Они рассылали по стране «Письма счастья» с предложением за недорого сделать людей очень быстро богатыми, здоровыми и счастливыми, проводили так называемые семинары по всяким надерганным из разных первоисточников техникам (шаманизм, Кастанеда, Рейки, Тантра, и т.д.) и одним из очень эффективных методов были практики по тантрическому сексу. Молодняк валил туда, как мотыльки на огонь. Видимо, больше привлекало слово «секс», так как насчет Тантры тогда мало кто что-либо знал.
И вот, как-то одна хорошая простая девочка из интеллигентной семьи - Маша Клюева - «комсомолка, отличница, спортсменка» - по глупой любознательности забрела на один из «семинаров» данной организации. То, что она там увидела, а потом и испытала, сразу же перевернуло ее жизнь. Такого неземного кайфа она не испытывала никогда. Девочку понесло, она бросила учебу, спорт, родителей и стала проводить в компании пророков–уебков все свое свободное и несвободное время, ей даже обещали, что скоро она станет еще одной женой их гуру - воплощенного бога на земле. Интеллигентные родители, обалдевшие от всех этих порно-ужасов, всякими способами пытались отлучить любимое дитя от сектантской заразы, но все было тщетно. Да и как можно было объяснить молодой глупой Маше, подсевшей к тому времени в результате мистических практик по коллективному совокуплению, на двадцать оргазмов в сутки, что это хуево, и что в жизни, кроме ебли, есть и другие ценности… Когда уже совсем отчаявшиеся родители заперли Машу под домашний арест, она тут же связала из имевшихся дома простыней веревку, видимо, очень сильно хотелось ебаться, и попыталась спуститься с пятого этажа вниз, правда, в районе 2 этажа гробанулась на газон и получила кучу переломов, но жить осталась, правда, в инвалидной коляске. На беду для сектантов, девочка Маша была не совсем уж простая, ее родной дядя, фамилия которого слишком известна, чтобы ее называть, на тот момент являлся прокурором города и данный случай был последней каплей говна в бочке с порохом. В тот же день по данному факту было собрано совещание в верхах и дана команда «фас». В общем, пророков можно было рвать в клочья. Срочно была создана оперативно–следственная бригада, разработан план и …понеслось. Отдельным приказом возглавлять эту зондеркоманду было поручено, как наиболее опытному работнику – следователю по особо важным делам Добрыне. Полномочия он получил, можно сказать, неограниченные.

Когда все необходимые оперативно- следственные мероприятия были проведены, цели поставлены и злоебучие лидеры-сектанты установлены, ранним осенним утром были проведены обыски во всех квартирах сектантов, изъято охуенное количество оргтехники и литературы (большой тираж самиздатовского трактата самого гуру - « Путь Мудака» (полуграмотный бред сивой кобылы) и много еще чего. Всю захваченную врасплох братию взяли в плен, привезли в Контору и рассадили по разным кабинетам, где стали с ними работать. Одним словом, проебались весь день. В итоге гуру заехал на три дня в городской ИВС – подумать над предложением о сотрудничестве со славными органами. Гарем, который буквально терся пизами обо все углы в прокуратуре, распущен. Изъятые в ходе обысков резиновые хуи были конфискованы и опечатаны.
Короче, день не пропал. Плохо было то, что основная база адептов и, собственно, главное – общак или касса - не были найдены. Но Добрыня считал это делом ближайшего времени и по данному поводу особо не расстраивался.
И вот, приведя в порядок все наработанные за день документы, Саныч собирался домой, когда раздался вышеприведенный звонок.

- И что же вы мне такого важного имеете сообщить,- пытаясь скрыть удивление осведомленностью звонившего, спросил Саныч.
- Я имею сообщить вам, любезный Николай Александрович, что то, что вы ищите, лежит себе в укромном месте и очень даже скоро может там перестать лежать.
Саныч поинтересовался:
- И где же, если не секрет? И какой вам в этом интерес?
- Интерес у меня к этому сугубо личный, и вас он совершенно не ебет, у меня с этими козлами свои счеты, а местечко я вам сейчас укажу, записывайте, - и голос продиктовал адрес и место, после чего проскрипел « Адью!», и в трубке раздались короткие гудки.
Саныч опустил трубку и задумался.
- Фуфло какое-то, секретная операция, никто ничего не знает, и тут среди ночи какой-то чертила сливает мне этих пидоров. Что-то здесь не так.
Время шло уже к полуночи, Саныч раздумывал, что предпринять. По установленным правилам в данной ситуации он должен был незамедлительно доложить о данной информации своему непосредственному руководству, получить указания и санкции на дальнейшие действия, вызвать фейсов и только после этого ехать по указанному адресу на осмотр места.
Когда Саныч на вскидку прикинул сколько в общей сложности займет время на сборы и все остальное, то понял, что домой сегодня уже точно не доедет, да и оперативников было жалко – весь день, как проклятые проебались без обеда и ужина, пусть хоть до завтра отдохнут. Саныч перечитал записанный адрес, посмотрел на большую карту города на стене родного кабинета и обнаружив, что указанное место находится в двух остановках от его собственного дома, принял на его взгляд единственное оптимальное решение:
- Поеду сейчас домой и по дороге забегу в адрес, гляну - наверняка порожняк. А если информация действительно подтвердится - вызову всю свою банду и оформлю все, как положено.

Он быстро собрался, т.к. опаздывал на последний поезд метро и двинулся в сторону дома. Уже на выходе из конторы вспомнил, что оставил ствол в сейфе, хотел вернуться, но потом передумал - дурная примета, да и времени нет.
Указанный дом сталинской постройки он нашел быстро - район–то родной, поднялся по лестнице до верхнего этажа, без труда открыл дверь на чердак, и вошел внутрь. Пахнуло голубиным говном и темнотой.
- Блин, фонарь не взял, да ладно, хоть зажигалка есть.

Саныч прошел в самый угол чердака, уперся в большую кирпичную вентиляционную трубу и стал ее тщательно осматривать, освещая себе зажигалкой. Кирпичи и кладка были старые, но в одном месте он вдруг заметил явно свежую кладку - она выделялась на общем фоне. Подобрав кусок арматуры, попытался ковырнуть кирпич, ему это вначале не удавалось, но потом вдруг часть кирпичной стенки неожиданно легко вывалилась наружу, Он быстро расширил образовавшийся проем и посветил внутрь. Там лежало что-то большое прямоугольной формы - вроде небольшой коробки. Саныч попытался вытащить этот предмет наружу, но тот оказался тяжелым и выскальзывал из рук, так как был плотно обернут полиэтиленом. Саныч почти по пояс залез в проем, ухватился за коробку и с трудом вытащил наружу. Коробка, из твердого картона, правильной квадратной формы и довольно тяжелая - чуть спину себе не сорвал.

- Интересно, что за хуйня, - вслух подумал Саныч и маленьким перочинным ножом вскрыл упаковку и открыл коробку.

Саныча в этой жизни трудно уже было чем удивить, но то, что он увидел, когда посветил зажигалкой над вскрытой коробкой, привело его , можно сказать, в состояние шока. Коробка была очень плотно и тщательно набита пачками в банковских упаковках стодолларовыми американскими деньгами. Саныч даже примерно не мог себе представить, сколько там их могло находиться.
- Ни хуя себе, сколько лавандоса, где–же это его столько нарубили, - подумал Саныч, а может даже сказал вслух. Такой суммы и сразу в одном месте он никогда не видел. От волнения Саныч даже взмок, руки от охватившего его волнения тряслись.
Вообще-то к деньгам у Добрыни отношение было ровное, тем более, что в необходимом количестве их у него никогда не было. Если он пытался отложить какую-то сумму на черный день, то именно этой суммы ему потом не хватало, и деньги все равно расходились. Он не был ханжой и никогда не говорил, что деньги мусор и говно, нет, он знал цену деньгам, тем более ему они на халяву никогда не доставались. Более того, он знал, что деньги это КОНЦЕНТРИРОВАННАЯ СИЛА, и здесь, сейчас, этой силы было столько, что даже страшно было подумать. И этой самой силой он в данный момент мог распорядиться по собственному усмотрению, хватить могло не только ему в этой жизни, а наверно и на три поколения вперед – и детям, и внукам…

Он сел рядом - прямо на кирпичи, достал и закурил сигарету, чтобы немного успокоиться и вдруг почувствовал каким–то внутренним чутьем, что здесь кто-то есть. Глаза уже привыкли к темноте и он увидел рядом с вентиляционной трубой силуэт человека, лица не было видно, но зато он очень хорошо разглядел у стоявшего в руках помповуху, ствол которой был направлен ему прямо в лицо.
В голове запоздало мелькнуло: «вот, блять, старый пень, волыну, дурак, в кабинете оставил…"
Человек приблизился на шаг к Санычу, упер ледяной ствол ружья прямо ему в лоб и проскрипел :
- А ты молодец, следопут, как собака натасканный, не зря, видать, вас в ваших мусарнях учат. Короче, руки за голову и мордой вниз, дернешься - башку как арбуз разнесу!
Голос был мерзкий и противный. Как с того света …

Последнее, что Добрыня успел увидеть - это то, что фигуру человека с ружьем стал вдруг окутывать не то дым, не то туман… потом у Добрыни внутри будто отключили свет…


Розга

2009-10-13 20:31:01

чувствуется, что "фрагмент неоконченной повести", но в целом - крепко так сделано. читала с удовольствием.

Х А Т Т А Б Б Ы Ч

2009-10-13 20:41:37

Самый смех в том, что вещь фактически документальная и в реалиях еще продолжающаяся.
ишь ты. давай дальше, Хаттабыч, эка закрутил.
есть отдельные косячки, но читаецца на ура
эко ты...ну-ну,жду продолжения.
Ставлю оценку: 41

AbriCosinus

2009-10-13 21:04:13

не верю, что это все. хаттабыч продолжит. даже по горячим, так сказать, текущим, следам.

AbriCosinus

2009-10-13 21:04:24

Ставлю оценку: 43

Х А Т Т А Б Б Ы Ч

2009-10-13 21:10:53

AbriCosinus, продолжение скину согласно установленным правилам, то бишь когда истекут нонешние сутки.

AbriCosinus

2009-10-13 21:19:08

кстате, как идет расследование?

Павел_Цаплин

2009-10-13 21:21:02

Ставлю оценку: 42

Павел_Цаплин

2009-10-13 21:23:46

Зашибись как на ура читается. В середине решил, что пиздёж - в эти годы это ещё было не ФСБ - проверил, нет, всё правильно - с 93 года ФСБ. Интрига крутая. И фразочек замечательных до хрена. Добрый текст.

bezbazarov

2009-10-13 22:30:52

Ставлю оценку: 45

Руслан С.

2009-10-13 22:46:40

Да, интересно. Читается с интересом, несмотря на огрехи.

Вадим Викторыч

2009-10-13 23:58:42

Ставлю оценку: 43

AbriCosinus

2009-10-14 08:27:45

Я вот что забыл сказать. Вот этот ход с фамилией из двух слов - Добрый День - охуенно. нигде не встречал. это ноу-хау или скопировано с кого-то?

Оппа

2009-10-14 15:03:28

Я думала ХА Т Т А Б Б Ы Ч - миф.. текст приятный, читаю..

2009-10-14 16:33:02

С удовольствием перечитала. Люблю ХОТТАБЫЧА.
Текст хороший, размеренный, читается легко. Еще давай!)

2009-10-14 16:33:11

Ставлю оценку: 45

Щас на ресурсе: 11 (0 пользователей, 11 гостей) :
и другие...>>

Современная литература, культура и контркультура, проза, поэзия, критика, видео, аудио.
Все права защищены, при перепечатке и цитировании ссылки на graduss.com обязательны.
Мнение авторов материалов может не совпадать с мнением администрации. А может и совпадать.
Тебе 18-то стукнуло, юное создание? Нет? Иди, иди отсюда, читай "Мурзилку"... Да? Извините. Заходите.